Пятница, 24 Сентябрь 2021

СРО НП «Медицинская палата Санкт-Петербурга» – первая в Северо-Западном федеральном округе саморегулируемая организация по медицинской деятельности.


Медицинская палата Санкт-Петербурга защищает предпринимательские интересы отраслевых субъектов рынка и решает сложные вопросы членов СРО с органами исполнительной власти, а также внедряет методы обеспечения ответственности и гарантий частного бизнеса перед потребителями для оказания качественных медицинских услуг.

УЧАСТИЕ В СРО «МЕДИЦИНСКАЯ ПАЛАТА САНКТ-ПЕТЕРБУРГА» ЭТО:

• ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОД ЭГИДОЙ УЗНАВАЕМОГО БРЕНДА.

• ВОЗМОЖНОСТЬ ОСПАРИВАТЬ ЛЮБЫЕ АКТЫ, РЕШЕНИЯ, ДЕЙСТВИЯ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ.

• СНИЖЕНИЕ КОЛИЧЕСТВА ПЛАНОВЫХ ПРОВЕРОК.

Государственные Учреждения

Прокуратура С-Пб

 

 

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Первое заседание
Первое заседание
Первое заседание

Уголовно-правовое регулирование

 

В данном аспекте Законопроект от 25.07.2014 предлагает три нововведения. Во-первых, это криминализация производства лекарственных средств и медицинских изделий без специального разрешения (ст. 235.1 УК РФ). Во-вторых, введение ответственности за оборот фальсифицированных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий и фальсифицированных биологически активных добавок, содержащих запрещенные компоненты (ст. 238.1 УК РФ). В-третьих, добавляется новый состав преступления - изготовление и использование поддельных документов на лекарственные средства и медицинские изделия, а также изготовление поддельной упаковки лекарственных средств и медицинских изделий (ст. 327.2 УК РФ).

Наибольшей критике подвергаются статьи 235.1 и 238.1 УК РФ. Прежде всего, можно отметить внутреннюю противоречивость предлагаемых норм, а также проблему соответствия данных статей общим принципам уголовного права в целом.

Статья 235.1 УК РФ закрепляет безальтернативную санкцию за "производство лекарственных средств или медицинских изделий без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна)" в виде лишения свободы на срок от 5 до 8 лет со штрафом в размере от 500 тыс. до 2 млн. рублей. Более того, в рамках данной статьи законодатель предлагает использование механизма конфискации, предусмотренного ст. 104.1 УК РФ.

Однако такое строгое наказание не соответствует одному из основополагающих принципов уголовного законодательства - принципу справедливости (ст. 6 УК РФ). Анализ положений УК РФ, предусматривающих сходные составы преступлений, а также положений Законопроекта от 25.11.2013 показывает, что санкции за подобные деяния значительно мягче. Для сравнения: в соответствии с ч. 4 ст. 171 "незаконное предпринимательство, совершенное организованной группой или сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере" наказывается лишением свободы на срок до 5 лет со штрафом до 80 тыс. рублей. А ст. 238.1 рассматриваемого законопроекта "Оборот фальсифицированных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств" предусматривает альтернативную санкцию - принудительные работы или лишение свободы до 5 лет. Объективно сравнить степень общественной опасности данных преступлений достаточно трудно. Однако представляется, что риск, которому подвергается больной, потребляя фальсифицированные лекарственные средства или лекарственные средства, производитель которых действует без обязательной лицензии, примерно одинаков, а значит, что такое существенное отличие в санкциях указанных статей не обусловлено объективными факторами.

Подобные замечания содержатся в отзывах на законопроект Верховного суда РФ [4], Правительства РФ [5], а также законодательных органов ряда субъектов РФ [6]. Кроме того, в отзыве Правительства РФ отмечается нецелесообразность конфискации как механизма воздействия на преступника.

Статья 238.1 УК РФ вводит ответственность за "оборот фальсифицированных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий и фальсифицированных биологически активных добавок, содержащих запрещенные компоненты". Прежде всего, необходимо отметить, что состав рассматриваемой статьи частично пересекается с составом преступления ст. 235.1. Понятие "оборот", исходя из общей логики УК РФ, включает в себя, в том числе и производство. Таким образом, производство фальсифицированных лекарственных средств должно квалифицироваться по ст. 238.1, поскольку согласно правилам квалификации при коллизии общей и специальной нормы применению подлежит последняя (ч. 3 ст. 17).

Ключевым для данной статьи является понятие "крупный размер". Его трактовка дана в примечании к ст. 238.1: "крупным размером признается стоимость лекарственных средств, медицинских изделий или биологически активных добавок, превышающая сто тысяч рублей". Именно этот признак является признаком, криминализирующим деяние. Однако у этого подхода есть ряд минусов. С одной стороны, опасность отдельно взятого фальсифицированного лекарственного средства не зависит от объемов партии лекарственных средств. Иными словами, существует риск причинения вреда здоровью при обороте лекарственных средств стоимостью как выше, так и ниже обозначенной планки. Соответственно зависимость уголовной ответственности от денежного эквивалента не в полной мере отражает степень общественной опасности преступления. С другой стороны, планка в 100 тыс. рублей является заниженной в контексте объемов фармацевтического рынка. Кроме того, даже добросовестные субъекты рынка не застрахованы от ошибки при производстве (в частности, распространены нарушения упаковки и маркировки, не являющиеся критическими показателями), что нарушает их экономические интересы.

Наиболее оптимальным решением, на наш взгляд, стало бы изменение структуры ст. 238.1. Понятие "крупный размер" должно являться криминализирующим признаком только для деяний, не повлекших за собой тяжкий вред здоровью человека или его смерть. В свою очередь деяния, в результате которых человеку был нанесен тяжкий вред здоровью или наступила его смерть, не должны зависеть от понятия "крупный размер": такие деяния являются общественно опасными сами по себе, поскольку посягают на жизнь и здоровье граждан. Кроме того, необходимо повысить планку понятия "крупный размер", что позволит защитить экономические интересы субъектов фармацевтического рынка.

Наконец, третья новелла Законопроекта от 25.11.2013 заключается во введении ответственности за "изготовление и использование поддельных документов на лекарственные средства и медицинские изделия, а также изготовление поддельной упаковки лекарственных средств и медицинских изделий". Очевидно, что данная мера направлена на борьбу с лицами, которые напрямую не участвуют в процессе обращения фальсифицированных лекарственных средств, однако обеспечивают его прикрытие. Действующее законодательство не содержит специальных норм, предусматривающих ответственность за такие деяния, в связи с чем зачастую субъекты, изготавливающие поддельные документы, избегают наказания. Однако данное нововведение позволит решить эту проблему и более эффективно бороться против субъектов теневого рынка.

Подводя итог, стоит отметить, что криминализация обращения фальсифицированных и недоброкачественных лекарственных средств, а также медицинских изделий и БАД - необходимая мера для обеспечения эффективной борьбы с фальсификатом. Однако положения Законопроекта от 25.11.2013 требуют улучшения как с точки зрения юридической техники, так и с точки зрения соответствия отраслевым и общеправовым принципам.

Подписка на новости

Новости СРО НП «Медпалата СПб» в вашем почтовом ящике

Опрос

Готова ли ваша медицинская организация вступить в созданную саморегулируемую организацию вашего региона?